Остров Табор или риф Мария-Тереза

Перед вами фрагмент карты южного полушария в районе Новой Зеландии из атласа 1955-го года.

Остров Табор (риф Мария-Тереза)

Что же в нём примечательного? Если присмотреться, то в правом углу карты можно обнаружить два островка-рифа с двойными названиями: риф Эрнест-Легуве и риф Мария-Тереза (более известный под названием «остров Табор» - именно так он обозначался на французских картах с 1843-го года). 

Первый риф особо ничем не примечателен - его гавани не посещали знаменитые пираты, в его окрестностях не происходило эпических морских битв.

Зато второй, остров Табор или риф Мария-Тереза, очень знаменит. Именно там (если верить Жюль Верну) ждал спасения капитан Грант. Именно там был оставлен в одиночестве  страшный злодей Айртон, он же Бен Джойс. Именно туда прибыла экспедиция с соседнего острова Линкольна (изветсного нам по роману «Таинственный остров»), где нашла исправившегося Айртона.

Все эти, без сомнения, очень интересные события замечательно показаны в советских фильмах «Дети капитана Гранта», первой советской экранизации этого романа Жюль Верна 1936-го года, и «В поисках капитана Гранта», появившегося на экранах ровно пол-века спустя, а также картине 1941-го года «Таинственный остров».

И что же тут необычного? Мало ли других островов, гор, рек или пустынь, где разворачивались действия других известных романов?

Не совсем обычно тут только одно - ни острова Табор, ни рифа Мария-Тереза, ни даже соседнего рифа Эрнест-Легуве в природе никогда не существовало. Совсем. Это - острова-призраки, вымышленные земли, которые упорно наносились на карты мира вплоть до 70-х годов 20-го века. Говорят, что сам Жюль Верн искренне верил в существование острова Табор, но зато выдумал соседний с ним остров Линкольна, который сам же благополучно разрушил в романе «Таинственный остров».

Наверное именно из-за уважения к великому французскому писателю-фантасту картографы год из году рисовали на знаменитой «37-й параллели» южной широты несуществующий остров.

PS Истории известны случаи, когда большие скопления лёгкой вулканической пемзы, дрейфующие на поверхности океана, принимались за острова. И не мудрено - пемза обильно обрастала водорослями и, в некоторых случаях, на подобных островах находили приют и устраивали гнездовья птицы. А птицы в океане - это первый признак близкой земли.