Памятник государю-императору Александру III

И еще немного любопытного про памятники известным людям. Сто лет назад люди очень метко отмечали характерные особенности этого монумента:

Стоит комод,
На комоде бегемот,
На бегемоте обормот,
На обормоте шапка,
На шапке крест,
Кто угадает,
Того под арест.

Эти строки сложены о памятнике государю-императору Александру III, открытому 23 мая 1909 года. Вот его современный вид:

Памятник императору Александру третьему, автор Паоло Трубецкой

Он грузен, грозен и монументален. Первоначально памятник царю был установлен на Знаменской площади у Николаевского вокзала, который нынче переименован в Московский.

Но стихи про «бегемота» и «обормота» появились чуть ли не до официального открытия скульптуры. Дело в том, что к вопросам установки крупных монументов, да еще и посвященных царственным особам, подходили очень серьёзно, поэтому на месте установки предполагаемого изваяния сначала ставили временный макет, по которому определяли наилучший ракурс и расположение памятника.

Вот как выглядел этот временный макет памятника Александру III:

Макет памятника Александру третьему

Неудивительно, что народ обозвал памятник Александру III «бегемотом» и «обормотом». Автор статуи, Павел Трубецкой, итальянский, между прочим, скульптор, заранее предполагал, что судьба у его работы будет непростой. Несмотря на то, что заказчиками памятника являлись император Николай II и члены царской семьи, отдавшие предпочтение именно его проекту, лично Николаю II памятник не нравился. Он вообще хотел перевезти памятник в Иркутск, «отправить его в ссылку в Сибирь, подальше от своих оскорблённых сыновьих глаз», а в столице поставить другой монумент. Сергей Юльевич Витте, знаменитый министр путей сообщения, а позже и премьер-министр, вспоминал, что скульптора даже официально не пригласили на торжественное открытие памятника, поэтому Трубецкой явился без приглашения и чуть позже.

Сам Трубецкой сознательно отказался от идеализации императора, изобразив Александра III в мешковатой одежде, грузно сидящим на не менее тяжёлом коне. Павлу Трубецкому приписывали слова, сказанные им в узком кругу друзей: «Я не занимаюсь политикой. Я просто изобразил одно животное на другом».